ВАЖНО ЛИ БЫТЬ СЕРЬЕЗНЫМ? ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС…


Публикация в «Московской правде» от 13.05.2018

В московскиом театре «Бенефис» в Новых Черемушках состоялась премьера спектакля «Как важно быть serioznym» по Оскару Уайльду.
Худрук театра Анна Неровная поставила спектакль по пьесе непревзойденного автора афоризмов, где замечательные артисты труппы во всей полноте раскрыли свои таланты под руководством Мастера, став частью единого организма.
…Взять хоть Владимира Свешникова в роли дворецкого Мерримена, который появляется объявить о визите гостя, подать обед или принести багаж, и так вживается в образ, будто всю жизнь прожил в туманном Альбионе! Нельзя не восхититься и миссис Брэкнелл, блестяще сыгранной молодой актрисой Василисой Гапоненко. К ее незаурядным актёрским способностям, когда она перевоплощается в леди высшего света с соответствующими жестами и произношением аристократки, стоит прибавить и природную утончённую красоту, умело подчёркнутую гримом. Она же и говорит о значении внешности: «Есть два недостатка современного общества – отсутствие принципов и отсутствие профиля». Хотя в контексте современной жизни последнее применимо в основном к социальным сетям.

Пожалуй, впервые за время регулярных походов в столичные театры у меня нет никаких претензий к спектаклю: всё продумано так, что комар носа не подточит. Выход каждого актёра – потрясение не только от его игры, но и от костюма, созданного художником Вадимом Андреевым. А ведь зрители сидят так близко к сцене, что видны минимальные огрехи. Однако авторы спектакля сделали всё, чтобы мы обратили внимание и на костюм героев, и на их обувь, и даже на носки. А какова походка Алджернона Монкрифа (Петр Вяткин) — полная куража и наслаждения жизнью, когда он движется навстречу своему другу Джону Уордингу (Данила Дробиков)! Интересно, что благодаря особому расположению кресел по обеим сторонам зала эти проходки героев превращаются в некий естественный подиум. Причем этот подиум — не единственное место, где разворачивается действо: он увенчан двумя сценическими площадками, отражающими противоположные стороны жизни персонажей. Одна олицетворяет собой чопорную, строгую Англию со всеми нашими штампами об этой стране, удивительным образом заключенными в маленьком Биг-Бене в виде клетки, как некоему предвзятому отношению к чему бы то ни было. На другой царит её величество Франция – символ чувственности и любви (по крайней мере, так мы привыкли её воспринимать).

Сценограф Дмитрий Дробышев наполнил спектакль символами – такими же яркими, как афоризмы великого Оскара Уайлда. Французская сторона начинает работать с появлением крошки Сесили, сыгранной очаровательной Кристиной Завьяловой. Она так привлекательна, воздушна, жизнерадостна и так открыта миру, как ангел с крылышками, который парит над происходящим, что в неё нельзя не влюбиться. Когда её большие как бездонное небо глаза устремляются в противоположный конец «подиума», а навстречу идёт её соперница-англичанка модельной внешности Гвендолин Ферфакс (актриса Екатерина Фрисс) со своими язвительными шутками и лицемерной улыбкой, конфликт двух миров особенно очевиден. Он невероятно усиливается режиссёром во время ссоры Джона и Алджернона, представляющихся одним именем, когда их слуги двигают чемоданы туда-сюда вдоль подиума.

Пётр Вяткин, сыгравший Монкрифа, поразил нас уже в начале спектакля прекрасной игрой на электрогитаре, а затем и своим природным обаянием, неподражаемой улыбкой и походкой английского пижона, которая вызывала восторженную реакцию зрителей. Когда следишь за игрой артистов в этом спектакле, понимаешь: как хорошо, когда театром руководит режиссёр, который даёт возможность молодым и талантливым людям играть ведущие роли. Ведь зачастую в театрах с большими труппами артисты со званиями, давно потерявшие квалификацию (вместо активного движения — жалкие потуги, вместо звонкого голоса — одышка и шепелявость, вместо ярких эмоций застывшие лица из-за пластических операций), отбирают у полных надежд юных лицедеев возможность самореализации.

Когда Алина Пузина в роли гувернантки-немки играет на гармошке австрийскую мелодию «Ах, мой милый Августин!» или в ответ на реплику партнерши произносит речитативом слова песни немецкой группы «Рамштайн», удивляешься и способностям актрисы, и тонкой режиссуре Анны Неровной, которая умеет так улавливать время, настроение людей и их музыкальные пристрастия.
В спектакле есть пролог и эпилог, где театр отдаёт честь Оскару Уайльду и как непревзойдённому автору парадоксов, и как ирландцу. В прологе актеры находятся на стульях в центре зала ещё до того, как зрители расселись, и когда гаснет свет, их белые одеяния и маски начинают светиться, и мы вдруг слышим чудные афоризмы автора, которые позднее прозвучат в спектакле. В эпилоге на поклонах актёры исполняют ирландский степ и медленный танец. Такое яркое и неожиданное завершение изящных психологических дуэлей по душе всем зрителям, как и камерность театра, подразумевающая эксклюзивность происходящего: ведь ты очень близко к актерам, а, значит, и к гению Оскара Уайльда, чью пьесу мастерски украсила и преподнесла нам Анна Неровная.

Полина Шорохова.

 

Добавить комментарий